«Это что за книга? Возьми нормальную». Как расчитать ребенка

7

Писать детям записки, читать вслух по вечерам и сочинять истории

Анна Данилова, Юлия Кузнецова

1 июля, 2020

В детстве мы читали запоем. Поэтому возмущаемся: «Что это такое? Я в его годы давно в обнимку с “Томом Сойером”, с Жюль Верном сидела. Почему не читаешь?» Но ребенку нужна книга, с которой он справится и, что еще важнее, которую он полюбит. Так считает Юлия Кузнецова, писатель и автор серии книг «Расчитайка».

Как подобрать книгу для малыша, зачем читать вслух подросткам и чем хороши комиксы, Юлия рассказала во время прямого эфира «Правмира».

— Мы продолжаем наш интенсив про то, как помочь ребенку научиться читать, как привить ему любовь к чтению. Сегодня у нас в гостях детский писатель Юлия Кузнецова, автор множества книг разных жанров для детей всех возрастов, лауреат литературных премий. Юлия воспитывает троих детей. А еще она автор того самого слова, которым последние две недели мы пользуемся часто в контексте нашего марафона — расчитать.

Это слово действительно отражает один из самых важных процессов в детском чтении, когда ребенок уже научился складывать все буквы и звуки в слова и уже может прочитать какой-то объем текста, и дальше ему надо расчитаться. 

— Внесу короткую поправку. Слово «расчитать» в первый раз появилось в комментариях в «Живом журнале» Жени Кац, преподавателя, автора методики игрового обучения математике. Я к Жене специально обращалась: «Могу ли я использовать это слово в книге?» Все, что я предлагаю детям для разгона в чтении, я придумывала сама, наблюдая за своими учениками и детьми. А подходящее название встретила в комментариях в ЖЖ. Женя сказала: «Конечно, можно».

И первое время книга называлась «Как расчитать ребенка?». Потом мы с моей подругой, писательницей Тамарой Михеевой, общались по поводу книжки для взрослых, и она спросила: «Где там твоя Расчитайка?» Мы с издательством «МИФ» обсудили, что это слово может быть названием. Затем оно стало названием серии и было зарегистрировано. Но в целом получается, что это плод коллективного творчества сразу нескольких авторов и редакторов издательства.

Расчитать — это значит разогнать ребенка в чтении, помочь ему перепрыгнуть через яму, преодолеть разрыв, сделать прыжок. Как? Вся моя работа и творчество последнего времени этому посвящены.

Что читать самым маленьким и как сочинять про них книги

Когда ребенок уже читает слова и отдельные предложения, что дальше нужно ему показать, чтобы это чтение стало свободным? Если я правильно понимаю, это один из самых важных моментов в детском чтении, потому что именно на этом этапе ребенок действительно может начать читать себе в удовольствие, если его правильно и хорошо расчитать. С чего начинать, как ребенку помочь расчитаться?

«Это что за книга? Возьми нормальную». Как расчитать ребенка

Растим прирожденного читателя. 15 советов, как читать вместе с детьми

Подробнее

— Самое главное — это смотреть. Помочь ребенку полюбить чтение — это все-таки не то, чтобы один раз что-то сделать, какую-то волшебную кнопку найти: «Ой-ой, где у него кнопка?» — нажали, читает! Есть дети, которые взяли Толкиена в первом классе — и расчитались. Или взяли «Гарри Поттера» и расчитались. Но таких, по моим наблюдениям, единицы.

Как практик я постоянно работаю с детьми, выступаю в школах, мои курсы закончило уже огромное количество учеников, я понимаю, какова реальность. Большинство детей находятся в сложной ситуации.

Я ввела в свой обиход понятие двух кризисов: есть дошкольный кризис, есть школьный. Дошкольный кризис такой: ребенок прочитал: «Мама мыла раму», — он доволен, он прочитал. Потом он идет с мамой по переходу в метро, и там ему дают объявление: «Балконы, окна дешево». Он это тоже читает и говорит: «Мама, смотри: бал-ко-ны, ок-на, де-ше-во. Мама, нам нужно окна и балконы менять». Или: «сто-ма-то-лог» — он прочитал длинное слово. Или «Ашан», или «Перекресток», например, длинное красивое слово, крупными буквами написано.

Дальше что? Дальше нужно ему книгу дать для чтения. Взрослый говорит: «Я в детстве читал “Незнайку”. Смотри, фрагмент из “Незнайки” тоже про окна: “Первой его мыслью было бежать, он попробовал отворить дверь, но она оказалась запертой. Попробовал открыть окно, но оно тоже не отворялось. Тогда он решил вышибить стекло и принялся стучать по нему кулаками, но стекло было такое толстое и крепкое, что не разбивалось”». Книга для первого чтения после окон. Он же про окна на листке рекламном читает, пусть.

В детстве мы читали запоем. Поэтому возмущаемся: «Что это такое? Я в его годы давно в обнимку с “Томом Сойером”, с Жюль Верном сидела. Почему не читаешь?» А ребенку пять-шесть лет, и он прочел «мама мыла раму», он прочел просто свое имя. При чем тут Жюль Верн?

Самое главное на этом этапе — дать ребенку ту книгу, с которой он справится.

Среди книг, которые подходят для самого первого чтения, первенство у Татьяны Русситы. У нее есть серия, которая так и называется «Комплекты Татьяны Русситы». Вот эта книга из набора «Зато сам». Тут пометка: «Четыре буквы». В каждом слове в этой книге не больше четырех букв.

Вот текст: «Я як». — «И я як». Возражений нет. «Ты бык», — тут уже ребенок смеется. Он читает: «Нет, ты тык», — удивляется. Потом: «А вы кто? Выки?» – «Нет, мы не выки, и мы не мыки. Мы — быки». Вот книга, и ребенок после «мама мыла раму», после «окна, балконы, двери дешево» — он берет эту книгу Татьяны Русситы, их несколько штук в наборе, и читает ее до конца.

Более того, ему за это еще наклейку приклеят. К каждой книжке прилагается наклейка, где написано «прочитано». Ребенок счастлив, потому что он прочитал целую книгу. Постепенно количество букв возрастает, количество слогов возрастает, и ребенок переходит к следующему этапу.

Как раз для следующего этапа я писала свои «Сказки на один укус», они совсем небольшие. Но в них короткие слова, повторы, здесь соблюдаются все правила этих расчитайских книжек.

Очень важно, чтобы книга для первого чтения действительно была книгой для первого чтения. Сейчас, к счастью, выпущены целые серии таких книг: есть в «МИФе» «РасЧитайка», есть в «Клевере» детективная серия. Есть серия про собак и кошек, где тоже совсем мало текста — там крупные буквы, повторы и слова-междометия. Дети очень любят междометия. Как ты думаешь, какое любимое слово-междометие у детей?

— «Ой»?

— «Ой» и еще «фу». Как только увидел «фу» в тексте, сразу хоп, и веселье.

Самое главное — это двигаться постепенно, от небольшого количества слов. Этот путь должен быть пройден. Ребенок перед тем, как начать ходить, должен ползать. Он, по-хорошему, должен ползать, должен научиться садиться. Он не может из лежачего положения сразу пойти. Поэтому не надо после «мама мыла раму» сразу предлагать ему «Незнайку» или Андерсена, или «Волшебника Изумрудного города». Ребенок видит, что там очень много букв, и понимает, что совершенно невозможно с этим справиться.

Еще на начальном этапе, когда у нас идет первый этап чтения, самый-самый начальный, очень здорово и полезно делать домашние книги. Каждый родитель может сделать домашнюю книгу своему ребенку. У меня на «Папмамбуке» выходило две статьи на эту тему. Сейчас покажу конкретный пример: я делала домашнюю книгу про свою дочку Машу, ей было четыре года. Что здесь важно? «Кто у Маши на руке? Бабочка. Она спит? Нет. Она ест? Нет. Что делает? Ползет. Топ-топ, шур-шур». Такие короткие слова.

«Это что за книга? Возьми нормальную». Как расчитать ребенка

«Шерлок-младший» и еще 5 книг для первого самостоятельного чтения

Подробнее

Как сделать такую книгу? Мы берем фотографию ребенка, лучше всего за его любимым занятием. Или еще вариант — фотографию его любимой игрушки. У моей Маши это ежик, которого зовут Дочка. В Машиной книге написано: «Дочка ела кашу. Ням-ням, чав-чав». Чав-чав — тоже весело читать ребенку. «Хи-хи» и «пых». Эту домашнюю книгу Маша зубрила наизусть, потому что здесь были огромные буквы, тут была ее любимая Дочка, Дочка что-то ела, Дочка пыхтела. Самое главное, у ребенка такие книги вызывают огромное желание их взять и прочитать, потому что там самое любимое.

Можно делать книжки про семью, про путешествия. Можно сделать про все что угодно, главное, чтобы это имело отношение к увлечениям ребенка. Моя Маша любила хлеб, была готова бесконечно его есть и любила печь. Я делала такие совсем коротенькие домашние книги про выпечку, про хлеб: «Маша пекла хлеб, папа ел хлеб, мама ела хлеб. А Маша? А Маша ела шоколад». Концовка, конечно, смешная иногда бывает, а иногда нет, но если ребенок прочитает: «Маша пекла хлеб», — а утром она его испекла, то мотивация к чтению будет огромная, потому что это же про нее, это ее хлеб. Что она делала? Она пекла. У нее возникает желание освоить эти буквы.

Когда таких коротеньких детских зарисовочек много, можно их вешать на стену. У нас такие висели в ванной. Когда дети чистили зубы, то читали. У меня сын, например, быстрее всех одевался перед улицей и стоял, всех ждал. Я ему лепила прямо возле двери коротенькие рассказики про него самого. Потом эти рассказы вошли в «Сказки на один укус». Он пока нас ждал, читал: Гриша то, Гриша это. Расчитывался!

— Какая хорошая идея — время, когда ребенок чего-то ждет, заполнить чтением — это же супер просто!

— Да-да. Я все время наблюдаю за детьми. Мозг детей в 5–7 лет очень-очень хочет познавать что-то новое. Он еще не загружен школьными заданиями, он еще рвется, он готов: а тут что, а здесь что? Мы: «Вот что! Про тебя написано. Прочитай, здорово же, интересно».

Главное, еще что важно: кто-то из родителей говорит, что нет возможности распечатывать фотографии — так можно нарисовать! Можно очень быстро нарисовать: палка, палка, огуречик и написать — это мама, это папа. Я рисую ужасно, но это привлекает внимание. «Смотрите, мама что-то нарисовала, давайте пойдем, посмеемся, что написано». И сразу читают. Все средства хороши, лишь бы зачитал, только не надо заставлять.

Про плохое рисование. Мне нужно было дочку Наташу научить говорить «ш» — я придумала серию про три кувшинки: Пышку, Мушку и Пашку, они все время попадали в какие-то истории. Кувшинки Пышка, Мушка и Пашка, в которых есть звук [ш], очень просто рисовались — по сути, глаза и круг вокруг. Дальше уже Наташа сама придумывала какие-то с ними истории, мы их тоже записывали, у нас был про них специальный альбом. Когда история про самого ребенка, это действительно очень круто — и сфотографировать можно просто на телефон, и распечатать. 

— Конечно, он себя узнает на этой фотографии. Ребенок сам себя всегда узнает, и маму, и папу тоже. Самые простые фотографии ребенка прямо поражают в домашних книгах. Я их ночью делала, как и все мы, матери. Утром оставляла книгу на столе возле тарелки каши. Ребенок: «А это что?» Я ничего не говорю. Он открывает, а там: «Ах!» — такой вау-эффект! «Ух ты! Это что, про меня? Что это написано? Это написано “Маша”?» Прямо мозг набрасывается на эту задачу. Попробуй отбери в этот момент. Это тоже очень важно.

Что еще? В этом возрасте очень здорово писать записки. Удивительно, вроде просто, но такие вещи сейчас очень эффективно работают, как что-то новенькое и необычное. У нас на родительском курсе первое задание: напишите записку ребенку: «Я тебя люблю. Мама» — и спрячьте ее куда-нибудь.

«Это что за книга? Возьми нормальную». Как расчитать ребенка

Почему читать лучше всей семьей — вслух и про себя

Можешь подробнее рассказать про свой родительский курс? Что это такое? 

— Родительский курс называется «Система ИСКР». ИСКР — это искусство создания книжной радости.

На курсе родители узнают, что любовь к чтению у ребенка возникает, когда системно включены все шестеренки. Я сейчас их перечислю:

  • чтение вслух,
  • выбор книги под интерес ребенка,
  • чтение взрослых книг,
  • обсуждение книг с детьми,
  • режим гаджетов,
  • порядок в книжном шкафу.
  • На курсе учатся родители, примерно 40–50 человек каждый месяц. Они приходят в группу WhatsApp, там слушают мою аудиолекцию и получают задание. Родители выполняют их пошагово. Мы пишем записки, составляем с детьми списки, подбираем детям книги по интересам. Еще играем со словами — тоже давно забытое, но очень важное: играть в балду, в чепуху, во все эти игры. В другом чате идет обсуждение заданий, люди делятся своим опытом, обмениваются информацией, как у них проходит курс.

    «Это что за книга? Возьми нормальную». Как расчитать ребенка

    Дмитрий Емец: Вы покупаете детям книги, которые читали сами? Как это мешает и ребенку, и детской литературе

    Подробнее

    Недавно услышала, что есть такие параметры обучения — 10–20–70. 10% эффективности обучения — это теоретический материал; 20% — это общение участников на тему, когда они делятся своим опытом; 70% эффективности — это практика. Когда человек узнает что-то, пообщавшись с коллегами, понимает, что это можно попробовать, и идет применять, у него это на 70% эффективно. Я прошу родителей: присылайте мне домашку, рассказывайте: кто записку написал и какой эффект, кто книжку обсудил с ребенком, какой эффект. Когда люди начинают это внедрять, они видят, что все вкручивается, все работает, просто нужно относиться к этому как к системе.

    Еще туда включается чтение вслух. Как ты думаешь, какой процент родителей в старшей группе детского сада читает детям вслух вечером? У нас был опрос по небольшому количеству садиков, но все равно он был очень показательный.

    Мне кажется, что очень многие родители читают, наверное, процентов 70? 

    — В старшей группе по нашим опросам было 10%.

    — Ого!

    — Три человека в группе из 30 человек. Воспитатели мне говорили: этих трех всегда видно. Когда мы берем книжку, чтобы почитать детям после тихого часа, эти трое идут, остальные не обращают внимания и идут дальше по своим делам. Дети, которым регулярно читают родители вслух, понимают, что сейчас будет такое занятие: мы сядем вокруг воспитательницы и будем слушать.

    10% — эти 10% тают на глазах к школе. Потом наступает школьный кризис. Кажется, что раз ребенок умеет читать сам, то пусть и читает.

    Первое: важно читать вслух каждый день детям любого возраста, включая подростков, если они не говорят, что им это не надо, им это противно и не хочется.

    С подростковым возрастом сложно, там на вопросы чтения накладывается подростковый кризис, это отрицание, это желание отделиться и так далее. Ребенок может восставать против чтения, не потому что он читать не хочет, а просто чтобы отделить свое. В его мире не читают, он так решил, и тогда уже сложнее.

    Но если ребенок в 11, 12, 13 лет не против, чтобы мама или папа вечером почитали, то надо читать. Ты не представляешь, какое количество родителей с облегчением эту новость восприняло — что можно читать вслух 12-летнему, 13-летнему ребенку. Берешь и читаешь, это чтение помогает. Это очень важная шестеренка, ее надо вкручивать.

    Потом вторая шестеренка — родители читают свои книги.

    Свои книги? Не своего авторства, а взрослые сами должны читать?

    — Да-да, свои взрослые книги они должны читать себе на глазах у ребенка. По возможности, бумажные. Если нет, если мы по телефону читаем или с планшета, дети должны знать, что это книга, а не «Майнкрафт» в телефоне.

    У меня был случай, приходит папа и говорит: «Мы уже все делали, все, но ребенок не читает». Я спрашиваю: «Вы сами читаете?» — «Да, я читаю». — «Когда?» — «Когда ребенок спит». — «Он вас не видит с книгой?» — «Слушайте, правда, он меня не видит с книгой». А если это еще и электронная книга, то как ребенок может понять, что родитель читает?

    У нас прямо задание такое есть для родителей: 10 минут в день, хотя бы пять, читать при детях. У нас много многодетных родителей, и я прекрасно понимаю, что значит для многодетной мамы читать при детях. И все же очень важно просто пять минут в день читать книгу для «импринтинга», ребенок должен увидеть, что мама сидит с книгой, что ее это увлекает. «Что ты сейчас читаешь, мама?» Конечно, не нужно актерствовать, но можно показать, что это правда интересно.

    «Это что за книга? Возьми нормальную». Как расчитать ребенка

    Если ребенок не читает, надо ли его заставлять?

    Подробнее

    Или: «Что это?» — «Это папина книга». — «Она про что?» — «Она про то-то». Для детей в этом тоже целый новый мир открывается, когда они узнают, что у родителей есть свои взрослые книги, они их с увлечением читают, не могут оторваться и так далее. Это тоже такая важная шестеренка из нашей системы.

    Третье — нужно подбирать книги под интерес и под уровень чтения, эти два параметра должны обязательно учитываться. Уровень чтения — не тот, который в школе — «сейчас мы определим уровень, сейчас мы определим скорость чтения», эти все страшные вещи. Просто нужно понять, как читает ребенок и какое количество текста он готов освоить.

    Тут тоже есть такая сложная для родителей задача: не все готовы смириться с тем, что ребенок в 8–9 лет хочет читать только веселые истории про котенка Шмяка. Но на самом деле это очень-очень важно — дать ребенку то, что он готов освоить. Если он готов в 8–9 лет освоить эти книги, значит, он их должен читать, это нормально и правильно. Потому что, когда он их начитается, он сам поймет, что уже может расширить количество текста.

    Если при этом ему читают вслух, то, увидев, что родители так делают, он поймет, что можно повторять за родителями и тоже читать большие книги. Если родители читают свои книги и книги являются частью жизни семьи, то у ребенка этот этап завершится и начнется следующий этап. Но нужно отползать эти маленькие книжки, обязательно нужно, если хочется.

    Когда-то я вела группы детей, которые не любят читать. У нас там были и дети с дислексией. Так вот, пятиклассники, шестиклассники хватали книги Жени Кац, разрезалки, и с наслаждением перечитывали. У нас было такое правило: нужно было каждый день брать с собой какую-нибудь книгу домой читать из моей библиотеки. Они спрашивали: «Можно я эту возьму?» — «Ну, давай». Выходит пятиклассник в коридор к маме с книгой. Мама говорит: «Что это вообще? Где «Том Сойер»? Книгу нормальную возьми, что ты тащишь домой это?»

    «Нормальную возьми» — толстую, без картинок, поменьше шрифт, пожелтее бумага, как я любила в детстве.

    Еще у меня специально лежат книги про кота Саймона, они вообще без слов. Ребенок спрашивает: «Можно эту взять сегодня?» Я говорю: «Возьми, но имей в виду, что мы будем обсуждать эту книгу в следующий раз, поэтому ты хоть узнай, какие там герои, что они делают, чтобы участвовать в обсуждении». — «Хорошо». Попробовал. Потом смотрит, у других детей какие-то книги с текстом: «У тебя что? Тогда я в следующий раз эту возьму». Когда ребенок уже преодолевает этот этап, ему хочется перейти к следующему.

    К книгам Русситы тоже иногда в 8–9 лет приходит ребенок — или дислексия, или просто такая скорость чтения своя собственная внутренняя — просто он так сейчас созрел и просит такую книгу для чтения. Надо ее купить или взять в библиотеке и начитаться, тогда уже будет какой-то следующий шаг.

    «Это что за книга? Возьми нормальную». Как расчитать ребенка

    Как не застрять на книжках с картинками

    Переход детей к следующему этапу, более сложному, стоит как-то мотивировать? Не получится ли, что он читает и читает «Котенка Шмяка», потому что это легко, и застревает на нем? 

    — Про застревание. Тут приходит на помощь интерес. Если спросить у ребенка, что именно ему интересно в Шмяке, понять, что его цепляет — то, что смешно, или то, что про кота — тогда можно искать уже под этот интерес книги, где больше текста. Я очень часто замечала: когда ребенку интересно, он про свой уровень забывает сам, он уже хочет узнать, что дальше, перевернуть эту страницу.

    Помню, у меня была девочка лет десяти, ей было сложно, она долго сидела на Руссите, потом она говорит: «Я так про лошадок люблю». Мы ей подобрали книгу из серии «Лес Дружбы» Дейзи Медоус, там были эти маленькие милые очаровательные лошадки, пони, единорожки, и текста там было прилично для нее. Она вцепилась в эту книгу и не отдавала, говорила: «Я буду читать только это». Они с папой дома сидели, читали. Он рассказывал: «Она медленно, но двигается вперед, потому что хочет узнать, потому что эти лошадки ее цепляют». Так что интерес часто подтягивает уровень чтения.

    «Это что за книга? Возьми нормальную». Как расчитать ребенка

    «Ежик добрый, а не злой» – опасны ли для детской психики современные книги

    Подробнее

    Когда мы с родителями знакомимся, я всегда расспрашиваю, что их детей в жизни интересует в целом. Футбол? Есть книги про футбол. «Майнкрафт»? Ура! «Дневник Стива, застрявшего в “Майнкрафт”». Когда мальчишки в 10 лет эти книжки получают, они говорят: «Ух ты! Это то, о чем я мечтал».

    Эти книги очень интересно обсуждать с детьми. Это моя следующая шестеренка — обсуждение книг с детьми. С ними просто необходимо говорить о любимых книгах. Я обожаю обсуждать с детьми как раз «Стива, застрявшего в “Майнкрафт”» или «Дневник слабака» (автор Джефф Кинни. — Прим. ред.), потому что детей очень сильно цепляют эти книги. Что они в них находят? Я была поражена, честно говоря, почему детям нравится Стив, застрявший в «Майнкрафт».

    Я первый раз слышу про эту книжку.

    — Это книга по игре «Майнкрафт», и в ней описаны приключения героя, который попадает в мир «Майнкрафта», он преодолевает разные препятствия. Что тут читать ребенку, который не любит читать или говорит, что не хочет читать совсем? Но они читают.

    Почему они читают про этого Стива? Они говорят: «Потому что герой слабее меня, он не такой умный, как я. Когда я вижу, что ему сложно это, а я знаю, как это решить, мне приятно, и я понимаю, что я такой сильный и знающий, я могу это преодолеть». Меня, честно говоря, это поразило, но это тоже причина для чтения.

    Так же и у взрослых. К примеру, я сейчас хочу детективы почитать, хорошие, увлекательные. Но если мне скажут: «Какие детективы? Бери классику и читай. Ты — мать троих детей, тебе как не стыдно думать о таком легком жанре?», я что почувствую? Или хочется про любовь что-то красивое, что-то для души, а мне говорят: «Ты еще не все книги преодолела по развитию чтения у детей на английском языке, давай, садись, читай». Все-таки этот момент, когда хочется что-то определенное, очень важно отслеживать и обсуждать.

    Обсуждение книг — это буквально насущная необходимость сейчас. Мы много времени проводим в общении, в обсуждении, в переговорах. Сейчас еще процветает инстаграм с книжными обзорами. Когда мы обзоры пишем на книги, то обсуждаем и комментарии к этой книге.

    С детьми очень важно обсуждать книги, это повышает интерес просто в сто раз.

    Родители меня спрашивали: «Как обсуждать? Это целая наука». Самое главное правило: обсуждать так, как будто бы книжные герои — это друзья ребенка. Вы знаете что-то о тех, с кем он дружит в школе, он вам рассказывал. А это такие же друзья, просто они в книге живут. Когда мы расспрашиваем ребенка про героя книги: какой он, как он выглядит, что он делает, чем он занимается, чего он хочет добиться, чем заканчивается все? — ребенку становится очень интересно. Это не пересказ, не нужно требовать пересказ.

    Я не умею говорить с детьми о книге. «Прочел? Ок, молодец, возьми следующую книжку». А действительно, что обсуждать?

    — Я люблю обсуждать, когда мы с ребенком куда-нибудь идем вместе, например, в школу или из школы, в таких ситуациях. Либо куда-то мы едем — в поездках это прекрасно просто. Ребенок почитал, спрашиваю: что это у тебя такое, почему здесь так нарисовано, почему герой в такой одежде?

    «Это что за книга? Возьми нормальную». Как расчитать ребенка

    Жаба-комиссар, смелая крольчиха и котенок. Сказки про животных для самых маленьких

    Подробнее

    Самое главное — начать. Мы спрашиваем: про кого книжка, интересно узнать? Вот еще хороший вопрос: чем герой похож на тебя? И чем не похож? Если не похож, на кого из твоих друзей он похож? Когда начинается такой разговор, он уводит очень глубоко, причем быстро и самостоятельно, для этого нужно просто задать первый вопрос, дальше ребенок с огромным удовольствием сам расскажет всю историю.

    Как-то мы с Гришей обсуждали комикс «Реактивный енот» (Енот-Ракета). У них весь класс с удовольствием читал про этого енота, и я расспрашиваю, чем этот Ракета хорош? Он говорит: «Как чем? У него есть суперсила, у него есть возможность делать необычные вещи». Я говорю: «Ты сам какую хотел бы суперсилу? Из всех суперсил, что есть, что бы ты хотел?» Он говорит: «Летать, конечно. Еще я хотел бы сделать весь мир мягким. Я хотел бы попасть в дом престарелых и сделать им все мягкое, чтобы они не падали и не ломали свои косточки, чтобы весь мир был мягким». Так мы от енота пришли к мечте сына сделать дом из подушек, мягкий дом.

    Я говорю: «Интересно, Гриша, а мне какая суперсила бы подошла?» Я просто беру героя и прикладываю его особенности сначала к сыну, потом к себе. Мы в таком разговоре узнаем очень много друг о друге. Он говорит: «Ты знаешь, мама, я посмотрел на тебя и решил, что тебе не надо, ты и так суперсильная, тебе ничего не надо, у тебя все есть». Я там чуть не расплакалась. Речь шла о комиксе, которых иногда опасаются родители, мол, развивают клиповое мышление.

    «Это что за книга? Возьми нормальную». Как расчитать ребенка

    Чем хороши комиксы и зачем ограничивать гаджеты

    Я очень поддерживаю комиксы, потому что они прекрасно приводят к чтению всех детей, которые, по их выражению, вообще ненавидят читать. Очень важно, чтобы комиксы были детские. Когда вы просто набираете «комиксы», выпадает взрослая история страшная, такие комиксы ребенку не надо. Потому что, во-первых, там не очень понятно, во-вторых, мы не можем знать, насколько он глубоко погружается во всякие неизвестные темы, в-третьих, там много написано мелким непонятным неудобным шрифтом.

    Детских комиксов много, у меня есть целые списки. Один из моих любимых комиксов — это Эмиль и Марго, там смешные короткие истории и рассказики. Есть хорошая история про Времяжора. Времяжор — такой монстрик, который постоянно съедает время, и Эмиль и Марго не успевают ничего сделать. Они только утром встали, а Времяжор все время съел, и уже вечер наступил, и они ничего не успели сделать, они сердятся. Потом приводят Времяжора на контрольную по языку или по математике, Времяжор съедает время контрольной, и они довольные уходят. Тут опять очень много можно говорить с детьми об этом — про время, про то, как время уходит.

    Есть комиксы на серьезные темы. Мой сын уже в сотый раз перечитывает «Дневник Анны Франк» — этот комикс создан по классической версии с одобрения фонда Анны Франк и с его поддержкой. Благодаря этому комиксу множество детей узнало историю Анны Франк.

    Есть комикс «СуперУхо» о девочке со слуховым аппаратом, которая попадает в новую школу, и ей приходится рассказывать детям, что слуховой аппарат — это ее суперспособность. Не просто какая-то ее трудность, а суперсила. В современных детских комиксах обсуждаются очень важные темы, и дети, читая их, проникаются ими.

    «Это что за книга? Возьми нормальную». Как расчитать ребенка

    Губки-супергерои и похождения мух-космонавтов. Зачем биолог рисует комиксы

    Подробнее

    Чтобы ребенок не застрял на комиксах (что, по моему опыту, бывает редко), найдутся книги, которые помогут ребенку перейти от комиксов к текстовым книгам, например, это серия Криса Риддела «Оттолина», шесть или семь книг про девочку Оттолину. Это смесь книги комиксов и текстовой книги, то есть там есть комиксовые вставки и есть текст. Оттолина вместе с лохматым существом мистером Манро расследует разные детские преступления, такой детский детектив.

    Я наблюдаю за тем, как дети разгоняются на комиксах. Мой собственный сын разогнался на комиксах про Скруджа Макдака. У нас их огромное количество, наверное, штук 20. Со школьной программой у него нет никаких сложностей в целом. Бывает так, что он говорит на даче: «Я пойду в библиотеку, возьму книжку». Я говорю: «Хорошо». Потом под конец лета я вспоминаю, что у нас был список литературы из школы, и говорю: «Подожди, Чехова надо прочесть». Он говорит: «Я уже взял в библиотеке, почитал, мне понравилось, интересно было». У него нет зацикленности на том, что чтение — сложно и трудно. Взял книгу, прочитал, интересно было.

    Почему я говорю в целом про систему? Очень важно, чтобы у ребенка отношение к чтению было такое: чтение — это часть семейной жизни, это то, что интересно, увлекательно, это то, что читают папа и мама вместе, читают вслух, обсуждают и так далее, и тогда это работает на всех уровнях.

    Есть классические книги по программе, которые задают школьникам, которые детям читать сейчас не хочется… Это отдельная тема — школьная программа. К любви к чтению эти книги не имеют отношения, с ними нужно справляться другими способами.

    Еще одна важная шестеренка — нужно регулировать гаджеты, потому что если ребенок сутками сидит в телефоне и играет во что-то, то никогда он не выберет книгу, для того чтобы провести с ней весело время. Я говорю именно о погруженности сутками. Телефон, планшет или компьютер — это быстрый способ подачи информации в играх, в роликах и так далее, и если он у ребенка в доступе целый день без остановки, то, конечно, он никогда его не отложит ради медленного постижения книги с созданием образа внутри.

    Если при этом родители ему не читают или сами не читают, тут не нужно от ребенка требовать любви к чтению, это бессмысленно, это невозможно для него. Поэтому практика показывает, что должно быть ограничение на гаджеты. Сколько времени на гаджет, это семья решает — час или два в день, в остальное время ребенок должен быть свободен.

    У нас есть лайфхак: когда дети приходят после школы, им нельзя брать гаджеты, пока они не сделали домашку, а книги можно брать.

    Гриша весь шкаф перечитал, он известный у меня прокрастинатор, он с удовольствием прочел полшкафа книжек, оттягивая момент встречи с домашней работой. Может быть, не педагогично, зато действенно. Я шучу, конечно.

    Я по своим детям вижу: чтение происходит из точки скуки. Потому что тогда возникает дефицит ощущений, и эта скука мотивирует на чтение. Я уже два раза замечала, как дети стали читать летом на каникулах. У нас довольно жесткий запрет на гаджеты, у наших детей их просто нет. Мы довольно много смотрим мультфильмов и кино. Но картины, снятые по мотивам художественной литературы, смотрим только после того, как прочитали книжку. 

    Сейчас фильм «Тимур и его команда» дети не могут воспринять совсем — им трудно смотреть эти старые черно-белые медленные фильмы. Но если они перед этим прочитали книгу, они смотрят по-другому: «О, это Квакин, это Тимур». У них происходит узнавание, и они уже не думают о том, как медленно развивается сюжет. 

    Я замечала — когда ребенка никто не развлекает, ничего не происходит, допустим, льет дождь, и ему совсем нечем заняться, он уже изнывает, вот тогда он как раз берет книжечку. У меня так внезапно зачитала дочь, и дальше уже поехало. 

    «Это что за книга? Возьми нормальную». Как расчитать ребенка

    Читаем в каникулы: 10 книг для детей разного возраста

    Подробнее

    У старшего сына были довольно серьезные проблемы с чтением, у него была под вопросом дислексия. Он не освоил программу первого класса по чтению, до конца учебного года было складывание по слогам. Мы убрали все лишние развлекаторы, мультики, поместили его летом в изолированную обстановку: трое детей, из них один новорожденный, все сидят в песочнице, безумно скучно. Няня читает «Рони, дочь разбойника», больше заняться нечем. В этот момент он взял и прочитал полтора тома «Гарри Поттера». Он, который две недели назад только читал буквами, просто складывал слоги. Этого «Котенка Шмяка» мы с ним читали, наверное, все вечера, я помню этот кошмар, а тут он взял и прочел «Гарри Поттера». 

    — Получается, у вас перешло количество в качество — вы отчитали Шмяка, няня читает «Рони, дочь разбойника», ввели ограничения на гаджеты — у вас как раз все эти шестеренки уже были включены. Оно просто раз, и пошло, потому что все было для этого сделано.

    На самом деле самое главное правило про детское чтение в наше время такое: родителям нужно сделать это усилие — вовлечься в вопрос детского чтения. Ты сейчас говоришь: тишина, и дочка читает. Вспомни наше время: «Опять читаешь? Лучше бы за хлебом сходила!»

    А сейчас они читают, и мы все не дышим, мы их фотографируем для инстаграма — читает! Тихо, тихо, читает, не трогай, не отвлекай. Сменилось это отношение, потому что мы считаем, что это важно и нам нужно в это вовлекаться. Мы, родители, должны это делать. Бывает, когда ребенок сам читает и читает и родителям ничего не нужно делать, но если есть трудности, то без родителей тут не обойтись.

    Поэтому у меня есть курс для родителей — важно, чтобы в семье понимали, что нужно делать. Потому что если ребенок придет ко мне на личное занятие, он от простых книжек перейдет к более сложным, мы с ним обсудим все, но нет гарантии, что увлечение сохранится, если не будет семейной поддержки чтения. Она очень важна.

    «Это что за книга? Возьми нормальную». Как расчитать ребенка

    Как книги укрепляют семейные отношения

    У нас был такой случай, что заодно с ребенком и папа расчитался, и бабушка, которая давно забыла про чтение. Это моя любимейшая тема — чтение и отношения. Чтение очень здорово укрепляет отношения в семье.

    Возвращаюсь к книге «Рони, дочь разбойника»: когда эту книгу читают вслух современным детям, а потом рассказывают: «Когда я была маленькая, мне очень нравилась Рони, мне нравилось, как она следила за злобными друдами, за тюхами…», ребенок понимает, что он часть такой цепи. Он не просто болтается в воздухе, и ему кидают книжки сложные: «Лови! Почему не поймал? Не поймал, на еще, лови!» Он — часть семейной большой истории: читала бабушка, читала мама и продолжает читать, читает папа, и он тоже читает. И младшему братику тоже книжки с картинками покупают. Это часть семейного времяпрепровождения, поэтому все работает.

    — Ты очень правильно сказала про чтение, которое укрепляет отношения в семье. У меня немножко в другом смысле это сработало. Я читаю детям вечером перед сном и отметила два момента. 

    Во-первых, я читала перед сном и параллельно укачивала новорожденного Андрюшу. Наташе было четыре года, Захару — восемь, а Андрюша только родился. У нас прямо сложился с ними такой ритуал, что вечером мама читает, Андрюша засыпает, дети слушают. И он очень быстро, уже в два года мог слушать долгое продолжительное чтение. 

    Но самое главное не в этом. Отношения со школьником часто строятся по такому принципу. Возвращается Захар домой: «Мама, в школе все хорошо, день хорошо прошел». — «Так, все уроки сделал в школе?» — «Да, сделал». — «Математику сделал?» — «Ой, математику не сделал». — «Сочинение надо было писать». — «Сочинение? Нам вроде ничего не говорили». — «Давай пиши сочинение. По английскому неправильные глаголы десять штук надо было выучить». — «Еще и неправильные глаголы?» — «Давай, иди, делай». — «Мама, не пойду. Я думал, я все сделал». Это такая точка ежедневного конфликта, потому что времени мало, потому что уроки надо все сделать, потому что все не доделано, и возникает такая точка кипения. 

    Мне кажется, мы не вырулили бы из этой точки кипения, в которой я принуждаю делать уроки, а он не хочет и безумно страдает, если бы не эти полчаса вечернего чтения. Для меня это время такого примирения, что ли, когда я все равно сажусь, я читаю, они садятся рядом, я обниму и поглажу. Я все равно читаю. Если я задерживаюсь на работе, они сразу спрашивают: «А что, мама читать не будет?» То, что мама не будет читать, это для них означает, что у нас нет этого времени, в которое я не спрашиваю про математику, про домашнее задание и неправильные глаголы — я просто читаю. Этот сложившийся ритуал — очень важная вещь про укрепление отношений.

    — Совершенно точно ты описала, у нас то же самое, один в один. Для семейного вечернего чтения я хотела бы порекомендовать книгу Евгении Двоскиной, которая называется «А Саша выйдет?» Это советское детство в историях и картинках, коротенькие рассказы про все наши игры, про наши школьные воспоминания.

    «Это что за книга? Возьми нормальную». Как расчитать ребенка

    Волк в чепчике посреди леса и безобразие в стихах. Зачем переделывать старые сказки

    Подробнее

    Разные темы, например, прыгать через резиночку. Или коричневые колготки. Горло болит: что делали родители, как нас лечили, когда горло болело. Там про банки даже есть. Мандарины, Новый год, вата новогодняя, пионерские всякие вещи. Такие книги очень здорово объединяют семью, когда мы детям это рассказываем. Когда мы что-то вспоминаем, это просто чудесно.

    Иногда нужно с кем-то поговорить, а книга — как собеседник. У меня ее старшая дочь прочитала, говорит: «Я хоть теперь какую-то общую картину составила. Ты кусочками мне рассказываешь — то да се, про дачу, про лето. Тут я хоть поняла, как у вас все было устроено».

    Как ты определяешь, какую книжку читать вслух для разновозрастных детей? 

    — Да, это действительно задача не простая. У меня разница между старшими детьми — три года, я им подбирала книги. Мне приходилось чаще всего подтягивать младшего. Это было очень сложно, потому что он был очень активным парнем, он до трех лет даже не слушал книги. Сейчас он великолепный чтец, осваивает элементарно любые тома. Но в три года он во время чтения по дивану на руках ходил. Было невозможно его усадить и что-то читать. Я старалась выбирать какие-то приключенческие книги, где можно было как-то его внимание привлечь. Или что-нибудь про поделки.

    У нас очень здорово шли сказки народов мира. Я тогда на радостях купила все сборники, какие только возможно — японские сказки, про драконов что-то, эти вещи увлекали, корейские сказки, китайские сказки. Старшая из них что-то брала свое на свой возраст, на свое восприятие в свои семь лет. Он уже в четыре года стал слушать сказки коротенькие. Иногда просто смешно было, иногда страшно, драконы и так далее. Но это уже не те сказки, «Колобка» уже не станешь читать, потому что старшие скажут: что это такое?

    Еще я им любила читать книги своего детства. У нас в тот период хорошо пошла Астрид Линдгрен, мы перечитали у нее все, что можно: «Мы все из Буллербю», «Мио, мой Мио», само собой, весь «Эмиль из Леннеберги». Наверное, с этой книгой Линдгрен у Миши и у Маши какое-то общее восприятие книг возникло. Мы даже их в музей отвели в Швеции, они тоже укрепились в мысли, что они ее обожают. Там в музее есть такой паровозик, на скамейку садишься, и он едет-едет по всем книгам Линдгрен, и каждая комната — это новая история из книги. Они ехали и кричали: «Ой, это Карлсон! Ой, это Пеппи! Ой, это Эмиль!» У них это совсем хорошо закрепилось.

    На разные возраста, мне кажется, у Линдгрен можно найти книги — для всех, для девочек, для мальчиков, для постарше и помладше.

    Просят назвать серию детективов «РасЧитайка». 

    — Это издательство «Клевер», серия называется «Я люблю читать». На самом деле у «Клевера» можно посмотреть все, есть серия «Почитай еще» — «Лилу ведет расследование». Вот такие короткие книжечки с картинками, маленькие детективы.

    Второе, я уже называла: Крис Ридделл, «Оттолина» — это книги для более старшего возраста, не для пяти-шести, а чуть постарше.

    «Это что за книга? Возьми нормальную». Как расчитать ребенка

    Зачем дети переписываются с енотом

    Расскажи, пожалуйста, про твои писательские курсы для детей.

    — Писательские курсы называются «Школа Енота», мы их ведем вместе с енотом Борисом. Я рассказываю какие-то простые вещи, которые хорошо работают, когда ты сочиняешь свою историю.

    Например, в «Школе Енота» дети создают свою школу с помощью небольших рассказов. Я прошу рассказать, мы сочиняем истории, например, про школьную столовую. Или про самого строгого учителя в школе или про самого доброго. Благодаря этим фрагментам получается целая история про выдуманную школу, ее придумывают дети, каждый свою. Каких только школ у нас не было! И школа динозавров, и школа разведчиков, и школа вязальщиков, и школа рисования, и школа принцесс, фей, единорогов — все что угодно.

    Удобно, что в формат этих курсов можно вместить любую фантазию. Самое главное, я даю детям то, от чего они отталкиваются и создают свою историю. Мне очень важна личная фантазия каждого ребенка. Я не навязываю свое, я помогаю детям раскрыть в себе какие-то истории, из себя достать.

    Там есть курсы для разного возраста. Есть для детей 5–7 лет — это «Дом Енота» и «Енот-огородник», это, скорее, курсы, которые помогают ребенку расчитаться, разогнаться, там специально такие маленькие коротенькие истории. Самое главное, Борис всегда всем отвечает. Зачем нужен Енот? Енот просто пишет ребенку в ответ. Ребенок пишет: «Дорогой Борис, у меня на огороде, на игрушечном или пластилиновом, выросла морковка». Борис отвечает: «Я очень люблю морковку, хрум-хрум-хрум». И там такое письмо. Ребенок читает к уроку текст небольшой смешной короткий и, во-вторых, письмо Бориса.

    — Это общение через письма тоже очень здорово улучшает навык чтения. Когда моя дочь была маленькой, я ей писала письма от кобылы Милы, она очень любила лошадок. Я засовывала письма в почтовый ящик, и когда мы шли мимо, она каждый раз доставала это письмо, написанное крупным шрифтом. Это ожидание чуда, как подарок от Деда Мороза, но каждый день. Конечно, я уставала их сочинять, но эти письма тоже очень помогли ей. У нее были невероятные сложности с чтением, с освоением чтения. И письма от лошади, которые можно развернуть и прочитать, очень здорово ускоряли и улучшали ее чтение. 

    «Это что за книга? Возьми нормальную». Как расчитать ребенка

    10 ошибок родителей, которые мешают детям полюбить чтение

    Подробнее

    — Мы тот же принцип используем у нас на курсах — либо я, либо куратор, мы пишем письма, помогаем еноту Борису отвечать детям.

    Вопрос от слушателей: как быть, если ребенок выслушал электроникой всего «Гарри Поттера» в 5–6 лет, а «Чиполлино» читать себе вслух отказывается? У меня дети не любят «Чиполлино», дети его вообще не любят, не переваривают. 

    — У меня тоже не любили и не читали «Чиполлино». Только что задавали им в школе по школьной программе, а они не хотели его читать, ни тот, ни другой. Нужно дать ребенку то, что он хочет. Попробуйте предложить «Еженьку» Андрея Шарова про буквы. Это история про доброго художника и злого художника. Добрый добрые вещи рисовал, а злой — злые. Например, в сказке есть добрые буквы и злые. Эта прекрасная история крупным шрифтом написана, отлично подходит для первого чтения.

    Это общая рекомендация, в целом надо спросить, что ребенок хочет. Что ему интересно, про что читать? Ему интересно про роботов или про лошадей, про рыцарей, про пиратов, может, интересно?

    — Прислушиваться к ребенку, правильно я понимаю?

    — Обязательно. Самое главное, прислушиваться к ребенку и присматриваться к нему, внимательно на него смотреть, и думать, что ему интересно, и спрашивать его об этом.

    Еще очень важно делиться с детьми. Когда мы делимся с детьми тем, как мы любим книги сами, рассказываем про свои взрослые книги, как нам хочется читать, как мы мечтаем купить новую книжку, это тоже на детей производит очень большое впечатление. Поэтому — спрашивать и делиться.

    Спасибо большое. У нас в эфире в гостях была замечательный детский писатель Юлия Кузнецова. Смотрите ее инстаграм, присоединяйтесь к ее курсам. Следите за нашими текстами и анонсами. 

    Источник

    Вам также могут понравиться

    Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.