«Я поняла и простила мать, но перестала с ней общаться»

1

Нашей героине удалось переосмыслить опыт своего детства и избавиться от болезненной обиды на мать. Правда, для этого пришлось прекратить с ней общение. Оправдана ли такая цена и всегда ли нужно стремиться к сохранению связи с самым близким по рождению человеком, рассуждает эксперт.

«Я поняла и простила мать, но перестала с ней общаться»

Долгое время мне казалось — выслушивать жалобы моих подруг на других людей в порядке вещей, ведь я и сама постоянно была на кого-то в обиде, поэтому хорошо их понимала. Со временем осознала — это тупиковая позиция. И надо не только перестать плодить в своем кругу жертв, но и самой перестать быть вечно обиженной.

Проблема обид преследовала меня с детства. Я росла без отца и, по сути, была предоставлена сама себе. Мать меня не любила и не принимала. Возвращалась она домой поздно и едва интересовалась, голодна ли я. Меня кормили родители подружек. Помню, как мои сверстницы мечтали о фастфуде, который им запрещали. Я же умиляла их мам и бабушек тем, что никогда не отказывалась от домашней еды: супы, блинчики и котлеты казались мне настоящим пиром.

Не помню, чтобы моя мама когда-то меня хвалила или попыталась создать в доме праздник, который иногда так необходим детям. Когда я доросла до подросткового возраста, решила, что, возможно, она вовсе и не моя мать. И отец, с которым у меня не было отношений, просто оставил ей свою дочь. У меня было полное ощущение, что я выросла с совершенно чужим мне человеком.

Несмотря на это, я всегда хорошо училась, рано начала подрабатывать, без всяких репетиторов поступила в архитектурный институт и сейчас у меня свой бренд одежды.

Как только ты понимаешь ситуацию, ее становится легче отпустить и, возможно, выйти из отношений

До тридцати лет я жила с постоянной обидой на мать, винила ее в своем «плохом жизненном старте», отсутствии любви. Пока не пришла к выводу, что, может быть, эти обстоятельства закалили меня, позволив стать тем, кем я стала — независимым и сильным человеком.

И если я сама никому ничего не должна, то ведь и мама мне ничего не должна. Думаю, я понимаю, отчего матери было со мной так тяжело — это во многом касалось неразрешенной истории с моим отцом. Когда я осознала то многое, что стояло за ее отношением ко мне, у меня исчезли претензии не только к ней, но и к другим людям — бывшим подругам или мужчинам, которые, как раньше казалось, некрасиво со мной поступили.

Я перестала общаться с матерью не потому, что не могу ей что-то простить. У меня нет претензий к ней из-за того, что было в детстве. Но быть жертвой и дальше выносить ее формальное, безразличное отношение я не согласна. Зачем до конца жизни терпеть что-то от человека, даже своей матери, чтобы потом его за это прощать?

После того как я перестала с ней общаться, у меня больше не накапливается эмоциональное напряжение и по отношению к другим людям. Как только ты понимаешь ситуацию, ее становится легче отпустить и, возможно, выйти из отношений. Навсегда или на какой-то период — покажет время.

Я не боюсь одиночества, хотя раньше воспринимала расставание с любым человеком как трагедию. Я перестала ощущать себя жертвой своего детства, и это позволило мне стать самодостаточной.

Антонина, 37 лет

«Отношения с родителями всегда предполагают расставание» 

Дарья Петровская, гештальт-терапевт

Наши детские ожидания по отношению к родителям справедливы. По сути, это единственные отношения, где нас должны любить, нянчить, где о нас должны заботиться.

Но так устроен наш несовершенный мир, что это не всегда возможно в силу множества причин. И иногда на признание и принятие факта «Больше, чем дали, не дадут» уходят годы. Это действительно очень больно. Сепарации от родителя не происходит, и человек застревает в позиции жертвы. У него остаются ожидания, что мать или отец все же додаст недостающее и тогда начнется настоящая жизнь.

Что именно додаст — вопрос индивидуальный: кому-то признание, кому-то любовь и заботу, кому-то веру в себя. Этот список может быть бесконечным.

Наша задача внутреннего развития в том, чтобы принять несовершенство родителей, простить их и двинуться дальше. Однако это не всегда возможно прожить внутри реальных отношений с реальной матерью и совместно прийти к пониманию и взаимодействию. Чаще бывает так, что движение к прощению и принятию происходит только внутри самой личности, и этого достаточно.

Весь путь любви родителя к ребенку — подготовка к тому, чтобы отпустить последнего в свою взрослую жизнь

Не всегда Другой — мама или папа — способен выйти на новый уровень отношений с нами. Не всегда и не все мы сами можем им простить. Но всего прощать и не требуется. Достаточно отпустить те якоря, что удерживают нас от движения вперед.

В истории героини произошел второй вариант, когда отпускание прошлого — это лишь внутреннее движение, и человеку не обязательно выстраивать и развивать реальные отношения с матерью. Я не считаю это чем-то плохим.

Как бы ужасно это ни звучало, но отношения с родителями всегда предполагают расставание. Весь путь любви родителя к ребенку — подготовка к тому, чтобы отпустить последнего в свою взрослую жизнь. Сила любви определяется тем, насколько хорошо ребенок справляется без вас как родителя. Поэтому выбор героини кажется мне довольно здравым.

По тексту не видно, какие конкретно перемены произошли в жизни Антонины с момента прощения матери, есть ли у нее близкие отношения. Но отсутствие страха быть одной, о котором она упоминает, это мощный ресурс для их потенциального появления. Потому что только вне страха, что партнер причинит боль (как когда-то поступил родитель), возможно увидеть перед собой реального человека и полюбить его.

Поделитесь с нами своим мнением

Источник

Вам также могут понравиться

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.