«Почему не приходит крестная?» Но общаться с прелюбодеями не входило в ее планы

3

О четкой границе, которая разделила близких

«Почему не приходит крестная?» Но общаться с прелюбодеями не входило в ее планы

Фото: Rawpixel

Кетеван была образцовой крестной в приходе и водила всех крестников причащаться. Она никогда не пропускала литургию, обличала тех, кто поступал плохо, и следовала правилам. Если человек совершал ошибку, она уходила в сторону — жестко и решительно. Но если не прощать и отталкивать от себя всех, кто, по-твоему, грешен, кто останется рядом?

Кетеван закончила утреннее правило и отложила молитвенник на его исконное место, точно справа от икон на небольшой столик. Святой угол у нее содержался в идеальном порядке, впрочем как и вся ее однокомнатная квартирка. Потому что порядок внешний — отражение внутреннего устройства. Кетеван в это свято верила и к этому стремилась в своей обыденной, лишенной нервных потрясений, одинокой жизни на склоне лет. 

Потом взялась за телефон и проскользнула пальцем по группе под названием «Крестники». По воскресеньям она обычно собирала всю свою бригаду из разновозрастных детей с разных улиц и вела в церковь причащаться. Родители были предупреждены и либо приводили своих детей в условленное место, либо в некоторых случаях Кетеван заезжала за крестниками сама. 

К своим обязанностям крестной она относилась очень ответственно, не халтуря, потому что знала о том, что за крестников ей предстоит дать ответ на Страшном Суде. О том, что она молилась о всех крестниках, как и о других своих ближних, записанных во внушительный помянник, и говорить было излишне.

Минут пятнадцать Кетеван занималась обзвоном. Потом дошла по списку до очередного телефона, который значился «Ладо — Дали», задумалась на пару минут и убрала его из общего списка. Потом вернулась обратно к номеру и вообще удалила его из памяти телефона. С отступниками именно так и надо. С глаз долой, из сердца вон. Раз и навсегда.

Ладо и Дали

Ладо и Дали когда-то были прихожанами той церкви, куда Кетеван ходила последние 20 лет. Потом они поженились и у них родился Леванико, очаровательный малыш с голубыми глазами и светлыми вьющимися волосами. 

У Кетеван была уже слава самой аккуратной крестной прихода, и молодые родители попросили ее стать крестной и их Левана. По обычаю от такого предложения отказываться нельзя, и они, естественно, получили согласие.

«Почему не приходит крестная?» Но общаться с прелюбодеями не входило в ее планы

Воскресение сына

Подробнее

После рождения Леванико у его родителей явно начались нелады. Ладо еще бывал в церкви иногда, а Дали с малышом появлялась все реже и реже. Кетеван сочла своим долгом напомнить об этом молодой маме при встрече.

— Ты должна каждое воскресенье быть на литургии, причащаться самой и причащать сына. Кто пропускает три воскресенья, автоматически отлучается от Церкви.

Дали вздыхала.

— Времени нет, все на мне, не высыпаюсь, Ладо не помогает никак. Весь в своих делах.

— Это все самооправдание, — говорила Кетеван ровным, тихим голосом, над выработкой которого ей пришлось изрядно попотеть, убив свою природную эмоциональность и мерзкую привычку жестикулировать.

— Постараюсь, — обещала Дали, уже убегая из церкви, так как малыш плакал и требовал есть.

Это именно Кетеван объяснила ей, что младенцы в первохристианские времена тоже причащались натощак, как и взрослые. У Дали с этим некормлением перед причастием дело шло очень туго, и потому они виделись в церкви очень редко.

Потом что-то в молодой семье окончательно треснуло. В церкви супруги больше не показывались. Кетеван позвонила им домой и услышала от Дали:

— Мы развелись. Недавно как раз бумагу на расторжение венчания подписали. Ой, извини, не могу говорить, Леванико плачет. — И бросила трубку.

Кетеван на правах крестной развила бурную деятельность среди прихожан и просто знакомых. Всем рассказывала о тяжелом положении Дали, оставшейся одной с ребенком, собирала продукты и одежду, чтоб как-то помочь бедняге продержаться. Тем более что Ладо банально загулял и не беспокоился, как живет его маленький сын. 

Дали благодарила за постоянные ручейки помощи со слезами на глазах. Кетеван отвечала уставными словами:

— Во славу Божью. 

«У тебя растет сын, прекращай эти встречи»

Дали вышла на работу, иногда подкидывая подросшего Леванико крестной, которая никогда своей семьи не имела, но с радостью всегда соглашалась посидеть с чужими детьми.

Общие знакомые доносили редкие вести от Ладо. Он жил с какой-то приезжей девицей и даже не хотел вспоминать о Дали.

Бывшую жену эти вести злили, и, видимо, женская обида вкупе с завистью сделала свое черное дело. На работе Дали познакомилась с Васико и стала с ним встречаться, прямо скажем, слишком плотно и часто.

«Почему не приходит крестная?» Но общаться с прелюбодеями не входило в ее планы

Воцерковленный мужчина желает создать семью

Подробнее

Кетеван сразу заподозрила что-то неладное, видя озорной блеск в глазах своей опекаемой сестры во Христе. И обличала ее не раз.

— Помни, у тебя растет сын. И ты должна блюсти себя. Прекращай эти встречи. Они до добра не доведут. То, что Ладо плохо поступил, на это не надо обращать внимания. Господь видит наши сердца.

Сказала так три раза и закрыла эту тему, видя, что обличение ее бесполезно и Дали вообще не вспоминает о церкви. Где-то Кетеван читала, что больше трех раз нельзя наставлять заблудшего. Потом надо предать его в руки Божьи и пусть Он Сам с ним разбирается.

Она продолжала делать свое дело. Водила Леванико причащаться и в меру сил помогала материально. После церкви она еще заводила детей в ближайшее кафе, где цены были невысоки, и покупала им что-то перекусить. Потом все вместе шли в парк на детскую площадку. Естественно, такое времяпрепровождение у всех шло на «ура». От походов в церковь никто не отказывался.

Четкая граница

Так прошло еще три года или около того. И вдруг Ладо, словно очнувшись от какого-то сна, стал названивать бывшей жене, требовать увидеть сына и даже изъявил желание помогать наследнику, оперируя тем, что кровь — не вода, и что он решил все исправить. 

Дали, хоть и встречалась с вышеуказанным Васико, вдруг резко прервала казавшуюся прочной связь и помирилась с бывшим мужем. 

— Что Бог соединил, то человек да не разрушает. Мы все равно муж и жена, а наши ссоры никого, кроме нас, не касаются. 

Их сын был несказанно рад новообретенному папе, как новой игрушке. И всем во дворе рассказывал, что теперь папа будет жить с ними, точно как у его друзей Дато и Гио.

Кетеван впала в ступор от такого шага. В ее глазах оба были прелюбодеями и должны были прежде перемирия исповедаться и причаститься.

И только потом уже вступать в свои супружеские отношения.

Общаться с прелюбодеями никак не входило в планы Кетеван, потому как она тщательно следила за своим кругом общения, руководствуясь словами архиепископа Луки (Войно-Ясенецкого).

«Люди чистоплотные, заботящиеся о чистоте одежды, стараются обходить всякого человека, который может испачкать их грязью. Нельзя не уходить от нечистоты: не уйдем — сами испачкаемся. Так и христианам надлежит хранить чистоту сердца, держась подальше от тех, кто полон грязи духовной.

Не смешивайтесь с толпой нечестивых людей, сторонитесь их, чтобы не заразиться духовным смрадом, ищите общения с людьми чистыми, благородными, праведными пред Богом. Их очень немного, но они есть рядом с каждым из нас. Прилепитесь к ним сердцем…»

Потому Кетеван перестала звонить Леванико и его маме. Потому как его родители окончательно отпали от Церкви и даже и думать не хотят о своем спасении.

…Часы показывали восемь утра. Кетеван быстро оделась и вышла из дома на условленную встречу со своими остальными крестниками. Делать то, что должна была по своему статусу.

Именно в это время Леванико, уже привыкший к воскресным походам в церковь, спросил мать:

— А почему не звонит крестная? Разве мы не пойдем сегодня причащаться?

Дали ничего не ответила. Она не знала, как объяснить сыну ту четкую границу, которая внезапно разделила ее со старой подругой.

Источник

Вам также могут понравиться

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.