У COVID-19 не женское лицо? Студентка-медик о работе в ковидарии

9

Пандемия коронавируса внесла свои коррективы в работу столичных больниц. На базе существующих корпусов работают отделения для зараженных COVID-19, а недавно стало известно, что по предложению мэра Москвы к работе в больницах — и обычных, и специализированных — допускаются студенты из медицинских учебных заведений. С 1 мая действуют новые правила выплат для студентов, утвержденные департаментом здравоохранения Москвы.

С чем столкнутся будущие врачи, если примут решение помочь городским больницам в это непростое время? Об этом мы поговорили со студенткой стоматологического отделения второго курса МГМСУ им. А.И. Евдокимова. Алина сейчас работает в больнице им. С.И. Спасокукоцкого (ГКБ 50), в корпусе 6, переоборудованном в ковидное отделение.

У COVID-19 не женское лицо? Студентка-медик о работе в ковидарии

Как и когда ты попала в коронавирусный стационар? Это работа или практика?

Это работа, я трудоустроена. 21 апреля у меня был первый рабочий день. Когда мама стоматолог и с детства находишься в обществе врачей, всегда знаешь, чем они живут. Так что я была в курсе того, что в больницах не хватает рабочих рук.

Смены в больнице не мешают учебе?


Стараюсь совмещать с дистанционной учебой. Не уверена, что мои преподаватели знают, что я делаю в свободное от учебы время. Справляемся. Есть среди нас ребята, которые волонтерят, есть ребята на практике, а есть те, кто решил трудоустроиться.

У COVID-19 не женское лицо? Студентка-медик о работе в ковидарии

Каково женщине, будущему врачу, тем более такой молодой, находиться в самой гуще событий? Тяжело приходится?


Честно говоря, не могу сказать, что тяжело. Но когда с кем-то обсуждаешь работу, когда начинают спрашивать, задумываешься: а действительно, что вокруг происходит-то, оказывается! Потому что в больнице ты постоянно что-то делаешь, где-то капельницу надо поставить, где-то повязку поменять, на КТ свозить и так постоянно… Ты в работе, бояться некогда.

На какие должности в больницах поступают студенты из медицинских вузов сейчас?


В других больницах знакомые со старших курсов работают помощниками врачей. Санитарами, младшим медицинским персоналом набирают, сестрами, медбратьями. Я трудоустроена как младший медицинский персонал, но так как рук реально не хватает, меня ставят медсестрой. Когда нужна помощь санитара — даже элементарно постель поменять больному — я иду и, естественно, помогаю. Здесь нужно работать одной командой.

У COVID-19 не женское лицо? Студентка-медик о работе в ковидарии

Никто из опытных медиков не смотрит сверху вниз на студента?


Все не просто спокойно относятся к студентам, но помогают. Каждый человек здесь дает тебе доступ к своему профессиональному опыту. Потому что даже капельницы ставить, забор крови — я до этого вообще ни разу подобного не делала. Здесь буквально за одну неделю учишься всему. Постепенно совершенствуешься, детали узнаешь. Столкнулась, например, с такой ситуацией, когда нужно было подключить человеку кислород. Врач попросил это сделать. Я не знала — как, я даже не видела этого прибора ни разу в жизни до этого момента. Сказала: я сделаю, но скажите, как, чем и где взять прибор. Врач объяснил: идешь туда-то, берешь кислород, делаешь, ты научилась — все. И я действительно научилась! Если я не знаю, как работать с каким-то катетером, чтобы он не «потек», подхожу к медсестре и прошу объяснить. Главное — не бояться говорить, что ты чего-то не умеешь. Говорить не «Я не умею, я боюсь», а «Я не умею, но я научусь».

Как выглядит твой рабочий день, сколько он длится?


Длится он 12 часов, по крайней мере мой, работаю два через два дня. День начинается с санпропускника — это место, где администрация отмечает, во сколько ты пришел, замеряют температуру. Дальше тебе выдают хирургичку (хирургический костюм — прим. ред.) и обувь. В раздевалке надеваешь хирургичку, оставляешь вещи в шкафчике, идешь получаешь СИЗ (средства индивидуальной защиты — прим. ред.), СИЗ тебе помогают надевать, а еще тебя подписывают — кто ты и что ты. Затем проходишь в шлюз и поднимаешься на рабочее место. Если повезет, за смену можно выйти на перерыв — обедаешь, спишь, восстанавливаешься как можешь. Возвращаешься, надеваешь новые СИЗ и снова за работу.

У COVID-19 не женское лицо? Студентка-медик о работе в ковидарии

Чем эта работа отличается от обычной практики в лечебных заведениях?


В условиях пандемии студент быстрее сталкивается с реалиями. Понимает, что пациенты бывают разными и нужно учиться поддерживать их хотя бы словами, держать себя в руках и ни в коем случае не срываться эмоционально. Надо понимать, что им сейчас несладко: они лежат одни, к ним не пускают родственников, с близкими они могут поговорить максимум по телефону или видеосвязи. Разумеется, нервы у них сдают. Начинаешь разговаривать с ними, где-то отвлекать от тяжелых мыслей, просто о погоде поговорить — уже хорошо. Даже мимо палаты пробегая, всегда можно найти момент сказать одно доброе слово.

С какими неожиданностями пришлось столкнуться в больнице — из тех, к которым студент-медик не готов?


На самом деле готовы мы должны быть ко всему. Просто в университете мы относимся к практической медицине как к чему-то, что где-то там, далеко. На первом-втором курсе всегда так. Даже на практике врачи не доверяют делать некоторые вещи. А здесь нет выбора.

Все прекрасно понимают, что не хватает рук. Если ты, опытный медик, не покажешь что-то студенту или не объяснишь, ты лишишься помощи.

Странно слышать от студента-медика: «Как, ты учишься ставить капельницы на несчастных больных людях?» А как иначе тренироваться искать вены, не дома же на помидорах. Конечно никто не заставляет идти в больницы, но суть в том, что мы знали, куда шли. Пандемия закончится — вирус никуда не исчезнет, риск заразиться чем угодно есть всегда. Если я этого боюсь, мне надо уходить из профессии сразу.

Что тебе помогает держаться, мотивирует на новый рабочий день?


То же самое, что заставило выбрать профессию. Желание помогать людям. Если каждый из нас не делает все что может в такой ситуации, то что мы будем делать, как жить дальше?

У COVID-19 не женское лицо? Студентка-медик о работе в ковидарии

Много противоречивой информации о зарплатах для студентов. Прости за нескромный вопрос, но сколько ты зарабатываешь?


По договору — 60 тысяч. Сейчас вводятся новые правила начисления заработных плат. И мало кто знает, но если у тебя дома есть кто-то из группы риска, то тебе предоставят жилье, номер в гостинице. Мне это не понадобилось, потому что живу недалеко от больницы вдвоем с мамой. Она работает в скоропомощной стоматологии и, по сути, она тоже каждый день рискует. Мы дома решили, что нет смысла жить раздельно. Пусть лучше дадут номер в гостинице тому, у кого бабушка или дедушка дома.

Сколько ребят из твоих знакомых, с твоего курса, пошло в больницы?


Точно не скажу, но от нас из разных вузов много ребят в этой и других больницах. Я часть этой большой команды, но пришлось столкнуться с тем, что не все нас понимают до конца. Ничего не могу сказать о лечебниках (студентах лечебных факультетов — прим. ред.), но многие стоматологи не рвутся помочь именно в этой ситуации. Каждый из них боится за себя и свою семью. Я тоже боюсь за себя, тоже боюсь за свою семью. Но ведь родственник может заразиться не только из-за того, что мы из больницы вирус принесем. Элементарно один выход на улицу — в магазин или вынести мусор — и он ляжет в больницу. Кто там о нем позаботится, если мы все будем сидеть дома?

Даже лишняя пара рук, которая поменяет постельное белье, кровать перекатит — это огромная помощь для больниц сейчас. Поэтому сверстникам, которые боятся показать, что они еще чего-то не умеют, я советую идти хотя бы санитаром. Сегодня у нас несколько медсестер и одна санитарка на все отделение, где 96 пациентов, — это очень мало.

И пару слов о самом вирусе. Что ты посоветуешь нашим читательницам как специалист?


Бояться надо, но бояться в меру. Нужно помнить, что проблема существует, это не хоррор из телевизора. Но паниковать не нужно, мы работаем. 

Источник

Вам также могут понравиться

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.