«Мама, я убежденный чайлдфри»

1

Рассказ о том, как не успел стать отцом

Мария Сараджишвили

10 сентября, 2020

Сколько раз Натела ему говорила: «Тебе пора жениться!» А сын все стоял на своем. Всем хорош Сосо — добрый, заботливый, работящий. Но его не переубедить — он чайлдфри и убежденный холостяк. Сколько бы родители ни просили внуков, он оставался непреклонен. Правда, мать нашла способ достучаться до его сердца.

В церкви был полумрак. Перед центральными иконами одиноко стояла какая-то женщина средних лет в косынке и, по всей видимости, кого-то ждала.

Натела закрепила покосившуюся свечку, перекрестилась и пошла к выходу. Столько лет просит об одном и том же, но ничего не меняется. Но на кого ей еще надеяться, кроме Господа? Только Он, Вседержитель, может совершить невозможное — вразумить ее Сосо и наставить на путь истинный.

Всем ее Сосо хорош — и вежливый, и трудолюбивый, и успешный. Любящий и заботливый сын. Только в одном его никак не сдвинуть с камня, на котором он прочно сидит вот уже лет десять. Камень этот называется «убежденный чайлдфри». Слово какое-то противное, как шипящий еж. Не знаешь, с какой стороны подойти. Кругом свои доводы железобетонные.

Сколько раз пыталась Натела поговорить с сыном по душам.

— Тебе пора жениться, мой дорогой. Я так мечтаю о внуках.

— Мам, опять ты об этом. Сколько раз тебе говорил. Не хочу я жениться. Мне и так комфортно. Дом я обставил полностью. Даже кредит на посудомоечную машину выплатил. Хочу весь мир объездить, посмотреть. А женщина у меня есть, раз в неделю встречаемся. Мне нормально.

К чему мне эти крики, сопли, чужие капризы. И потом откуда гарантия, что у меня родится здоровый ребенок. Я просто хочу жить и наслаждаться жизнью. Имею право?

— Имеешь, Сосо, имеешь, — вздыхала мать. — Но мы с папой так хотим внуков.

— Мало ли, что вы хотите, — резонно заметил сын. Потом слегка смягчился. — Раз вам не хватает положительных эмоций, то я могу купить вам собаку. Небольшую, породистую. Психологи говорят, что это тоже выход из положения.

— Не хочу я собаку. Как ты не понимаешь, плохо человеку без семьи.

— У меня несколько друзей совершенно четко стоят на позициях чайлдфри. Это новое течение в мире, который неизвестно куда катится. А те, кто женились, уже развелись и не думают идти на второй круг. Так спокойнее. Во всех отношениях.

«Мама, я убежденный чайлдфри»

В России все больше чайлдфри — почему?

Подробнее

И все. Разговор заходил в тупик.

Натела пыталась зазывать в дом дочерей подруг под разными предлогами, но Сосо молниеносно разгадывал все материнские ухищрения и тут же исчезал, ссылаясь на неотложные дела. Пыталась бедная мать подсылать к сыну своего мужа, уповая, что мужские доводы сыграют свою таранообразную роль, но Сосо стоял на своем.

— Папа, я вполне нормально зарабатываю, если маме трудно с хозяйством, я завтра же найму вам уборщицу — будет приходить пару раз в неделю. Для меня пусть мама не готовит, не перетруждается. Я сам решу эту проблему. Мне не пять лет. И даже не десять и не тридцать пять.

Отец еще пытался давить на демографическую ситуацию в Грузии, мол, нас и так мало, а генофонд восстанавливать надо.

Сосо возвел на отца скучающий взгляд:

— У меня жизнь одна. И нигде не написано, что я обязан размножаться.

Вот и оставалось одно Нателе — молиться и уповать, что вдруг у сына в 38 лет что-то изменится и он решит обзавестись семьей.

Вышла из церкви и чуть не натолкнулась на проходящую мимо пару с коляской. Пригляделась и узнала в мужчине одноклассника сына — Гизо. Окликнула его, разговорились.

— Поздравляю! Мальчик или девочка?

— Девочка.

— Как ее зовут?

— Лизико.

— Сколько ей?

— 20 дней. Вот гуляем на воздухе.

У Нателы блеснула молнией идея. Эврика! Вот оно, решение ее проблемы. Не случайно они столкнулись у церкви.

— Гизо, девочка уже крещеная?

— Нет, думаем крестить после 40 дней. Стол накроем.

— Умоляю, ради меня. Возьми моего Сосо в крестные.

Гизо поднял брови, беспомощно посмотрел на жену, но не нашел причину отказа.

— А он хочет?

Натела закивала:

— Хочет, хочет и молчит. Стесняется. Позвони и предложи ему сам.

Гизо опять не понял, но машинально кивнул:

— Раз вы настаиваете, уважаемая Натела…

На том они и расстались.

Натела пошла домой в приподнятом настроении и предвкушении, что ее план идет как по маслу. Гизо позвонит ее чайлдфридному сыну, попросит крестить ребенка. Отказываться по обычаю не принято. Сосо, естественно, согласится. А дальше влипнет серьезно. 

Крестный просто обязан бывать на всех днях рождения и всячески оказывать ребенку внимание. Иначе какой он крестный. Про приобщение к вере лучше пока не говорить, Сосо сам полуатеист, нигилист, не пойми что и сверху поросячий хвостик.

«Мама, я убежденный чайлдфри»

«Почему не приходит крестная?» Но общаться с прелюбодеями не входило в ее планы

Подробнее

А ребенок сделает то, что не под силу старой Нателе. Он привяжет к себе Сосо и растопит его холодное сердце. На то и душа ангельская. Тем более девочка.

Вечером пунктуальный Гизо позвонил, и Натела сама слышала разговор двух одноклассников. Ее план сработал, Сосо ничего не заподозрил и не смог отвертеться от крестин.

…После описываемых событий прошло три года. План Нателы сработал на четверть. Сосо исправно заходил к другу поздравить крестницу, дарил ей подарки по обязанности, иногда брал на руки, но кардинально в его жизни ничего не менялось.

Натела пыталась педалировать ситуацию, покупала Лизико подарки, посылала ей сладости и прочие знаки внимания, рассчитывая на долгожданный эффект домино: радость ребенка, любовь к ее сыну, а любовь, как известно, творит чудеса.

Кто знает, может быть, со временем именно так бы все и случилось, в соответствии с замыслом хитроумной Нателы и ее материнскими молитвами.

Но однажды Сосо на работе неожиданно стало плохо. Его увезли на скорой в больницу, обследовали. Диагноз стал потрясением для всех: неоперабельная опухоль. Родители не отходили от сына, положение которого ухудшалось с печальной быстротой. Приходили его немногие друзья.

Находясь еще в здравом уме и твердой памяти, Сосо как-то сказал матери:

— Жалко, что я ухожу, а внука вы с папой так и не дождались из-за моего эгоизма. Все думал, что целая жизнь впереди.

Оказывается, надо спешить жить и не отказывать себе в радости прижать к груди свое продолжение. Мама, когда меня не станет, проведывай иногда Лизико. Все-таки моя дочка…

Натела заплакала. Да, очень поздно, но Господь все-таки направил ее Сосо на путь истины. Даруй нам прежде конца покаяние…

Источник

Вам также могут понравиться

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.